Как узнать правду

Это еще одна статья, посвященная метамодели - системе вопросов, с помощью которых можно получить доступ к опыту. Здесь я покажу вам, как выяснять (или, при необходимости, скрывать) нужные вам сведения с помощью частей речи - существительных и глаголов.

Две правды

Я достаточно писал и говорил о так называемой правде — так что вы, мои внимательные читатели, наверняка сразу решили, что название статьи — не более, чем маркетинговый ход. Действительно, я не особенно верю в правду.

Да, конечно, есть какие-то факты, которые можно сознательно исказить для своей выгоды. Допустим, мальчик сказал девочке, что был на работе, а сам был в это время у другой девочки и занимался с ней любовью без трусов. Выходит, солгал? Пожалуй. Но зачем это девочке было знать? Ведь не для того, чтобы собрать манатки этого плохого мальчика и выставить его за дверь (или самой гордо выставиться)? Нет, для того, чтобы начать выяснять отношения — а в этом выяснении отношений никаким фактам (и, соответственно, “правде”) уже не будет места.

Фактологическая правда (был — не был, делал — не делал, брал — не брал) хороша в суде. А в отношениях? Ну, да, был, делал, брал… ну я же тебя люблю! И ты меня любишь! А если любишь, то простишь! А если не простишь, то не любишь, а тогда зачем трахать мозг?.. Короче, у нас есть один выбор: любить (что значит принимать партнера со всеми его правдами и неправдами) или не любить (что значит не быть в отношениях с ним и не называть его партнером).

Впрочем, о “любить” мы еще ниже поговорим. А сейчас…

Как сказать неправду?

Давайте не будем представлять, что вам нужно разоблачить ложь партнера и вывести его на чистую воду. Давайте представим на минуту, что это не он, а вы решили соврать. Зачем? Ой, да ну зачем. Затем, что вы так страдали от патологической честности и маниакального желания обо всем партнера информировать, что поставили отношения под угрозу (ну, достало его). И я вам сказал на консультации, что дело было вовсе не в любви к правде, а тупо в тревоге, которую вы не желали переносить сами, а безответственно сливали на беднягу-партнера. Поэтому я предписал вам научиться красиво и связно лгать. Тогда тема статьи временно меняется.

В общем, сказать неправду довольно просто. Нужно только подобрать слова, которые были бы достаточно просторными для разных смыслов. Например, слово “пестрый” включает наличие очень многих цветов и оттенков, форм и рисунков — поэтому оно шире, чем слово “клетчатый” или “полосатый”. А слово “светлый” шире, чем слово “белый”. А само слово “цвет” включает, помимо “пестрого”, еще и “однотонный”, да и вообще все цвета.

Понимаете, куда я клоню? Нет никакой необходимости лгать, когда можно воспользоваться некоторой размытостью, обобщениями. “Была в магазине” шире, чем “истратила все деньги”. “Встречалась со школьным другом” шире, чем “поцеловались взасос на прощанье по старой памяти”. “У меня к тебе особенные чувства” шире, чем “мне не нравится твой запах”.

Этим пользуемся мы, этим пользуются наши партнеры. Вообще говоря, это так естественно, чему тут особенно учиться?

А вот чему. Мы-то знаем, какую информацию мы хотели скрыть. Но какую именно информацию опустил партнер, мы не знаем. Поэтому мы вынуждены либо бомбить вопросами по всему полю (показывая таким образом свою глупость), либо делать вид, что мы знаем что-то, в чем на самом деле не уверены (показывая таким образом глупость еще большую). Ну, или разыскивать информацию тайком, обследуя карманы и гаджеты, обнюхивая и выспрашивая друзей (что разрушает экологию отношений, да и вообще мерзко). А можно еще вежливо молчать и мучиться в неизвестности.

Тут-то к нам на помощь и приходит метамодель.

1. Люди и предметы

Во-первых, информация скрывается под неконкретными именами существительными. Если вы научились (это просто) слушать собеседников, узнавая в их предложениях части речи и связи между ними, вы можете вдруг войти в волшебный мир языка и узнать чертову кучу чего.

Например, фраза:

“Я пил пиво с друзьями в баре”

расцветет существительными и предстанет в форме:

Я пил пиво с друзьями в баре

Обратите внимание, что из четырех существительных только “я” имеет конкретную привязку (так называемый референтный индекс), а остальные не имеют. Чтобы информация была точной, их нужно привязать. Но с чего начнет обычный человек? Правильно, с друзей и бара. В каком, дескать, баре? С какими друзьями? На эти вопросы ответить легче всего, потому что только последний дурень, если решит солгать, не приготовит ответов. А мы, профессиональные коммуникаторы, спросим: “Какое пиво?” — потому что если человек на самом деле был не в баре, а где-то в другом месте, вопрос о сорте пива скорее поставит его в тупик, чем вопрос о друзьях.

То есть что мы сделали? Мы послушали фразу, выбрали имена существительные, сначала отбросили одно конкретное, потом проранжировали три оставшиеся по значимости и задали уточняющий вопрос к самому малозначительному.

Итак, вопросы, уточняющий имя существительное: 1. Кто конкретно? 2. Что конкретно?

Детали

Важно, что здесь мы говорим только о сенсорно-опознаваемых именах существительных, то бишь только предметах и только людях. Слово “работа” тоже является именем существительным, но вопросы “кто конкретно / что конкретно?” для этого слова не подходят, поскольку оно не является ни предметом, ни человеком. Как говорят нлперы, его нельзя положить в тачку.

Еще важно, что уточняющий вопрос задается до тех пор, пока объект, связанный со словом, не обретет полнейшей конкретности.

— Какое конкретно пиво?
— Ну, обычное, светлое.
— Марка?
— … Э-э…

Вот смотрите, как это можно использовать в обычном общении. — Люди разные. — Какие конкретно люди?, — Женщины любят сильных мужчин. — Какие конкретно женщины?, — В городах столько грязи и пыли! — В каких конкретно городах?, — Мужики думают только об одном. — Какие конкретно мужики?. Ведь, действительно, множество людей очень похожи друг на друга, есть достаточное количество женщин, которые вовсе не любят «сильных» мужчин, на планете масса очень чистых городов и вовсе не все мужики думают об одном.
Но! Вот в чем опасность: человек, который так говорит — он, конечно, обманывает себя и других, что нехорошо. Но еще хуже, что через некоторое время он сам начинает так думать, и ложь в словах становится ложью в натуре. Поэтому грамотная коммуникация так важна — все равно что мокрая тряпка и пылесос для квартиры.

Внимание, шэо!

Открыта запись в онлайн-группу 
шэо-паркура по изучению НЛП.
Смотрите информацию и записывайтесь.
(Возможно самостоятельное обучение.)

 

2. Застывшие процессы

Во-вторых, информация скрывается под теми именами существительными, которые не являются людьми или предметами, а являются процессами (как та же “работа”) или свойствами (например, “красота”). Там скрытой информации даже на порядок больше.

Рассмотрим две фразы. “У меня носок” и “У меня любовь”. Носок не конкретен, но его конкретику легко выяснить, спросив, что за носок конкретно. Совсем другое дело с любовью. Смотрите, сколько возникает сразу вопросов, как только мы захотим понять, что же такое под этим красивым словом прячется:

1. Кто кого (или что) любит?
Ведь, согласитесь, до конца не ясно, о чьей любви идет речь, о любви к кому или чему. То есть в первую очередь нам нужно разобраться с участниками процесса.

2. Как именно любит?
Все же, если существительное не простое, а отглагольное, значит, оно является замороженным процессом, а чтобы разобраться с процессом, нужно выяснить шаги. Логичен (хотя и не очень привычен) вопрос: “Как ты понимаешь, что его любишь? / Как ты понимаешь, что он тебя любит?”

3. Где, когда любит?
Ведь (увы, конечно) если приглядеться, этот процесс не идет нон-стоп. Люди, которые любят даже до умопомрачения и забвения себя, тем не менее как-то одеваются, едят и пьют, ходят в туалет, учатся, работают и участвуют еще во многих процессах. А иногда они еще, наряду с любовью, с кем-то живут и растят детей.

Конечно, при таком уточняющем подходе от романтического образа слова “любовь” мало что остается. Зато у нас есть шанс взять процесс под контроль — потому что мы теперь знаем, кто, кого, каким образом, когда и где… любит.

Итак, посмотрим на других примерах.

— Я сегодня не могу, у меня работа.
— Кто будет работать сегодня? На кого? С кем? Как именно? В какое время? В каком месте?

— Я должен встречаться с друзьями каждый вечер, потому что дружба для меня все.
— Дружба чья? Твоя? С кем конкретно ты дружишь? Как именно? Какие действия ты называешь дружбой? Можно ли дружить в других местах? Если тратить на нее меньше времени, это уже не будет называться дружбой?

Детали

Обратите внимание, что нас совершенно не интересует смысл слов. Мы не спрашиваем “что за работа?” — потому что общий вопрос даст такой же общий ответ. И мы не спрашиваем “почему дружба так важна для тебя?” — потому что мы услышим в ответ, скорее всего, кучу домыслов, фантазий и доморощенной философии. Мы же идем прямо к сути.

Еще обратите внимание на то, что уточняющие вопросы бывают подчас весьма болезненны — поэтому я вам настоятельно рекомендую не пришпиливать вашего партнера (заранее исходя из его лживости), а мягко уточнять собственную картину ситуации. То есть не надо спрашивать так же резко и придирчиво, как я пишу. Я ведь это для наглядности делаю.

3. Все по процедуре

В-третьих, конечно, раз есть неконкретные существительные, которые скрывают процессы, то должны быть и просто процессы, то бишь неконкретные глаголы. Я столько сказал уже выше, что с глаголами вам должно быть все ясно.

Вопрос к глаголу: “Как именно? / Как конкретно?” Причем, когда спрашиваете, помните, что вы спрашиваете о процессе. То есть вам требуется пошаговый ответ.

— Я опоздал.
— Как именно ты опоздал? (Какие шаги ты совершил, последовательно, во времени, чтобы опоздать?)

— Давай отдохнем.
— Как именно отдохнем? (Какая последовательность шагов будет нами использована для получения искомого результата?)

— Я долго думал о наших отношениях.
— Как именно ты думал? (Опиши последовательность действий, которую ты называешь “думаньем”.)

— Я мучаюсь без тебя.
— Как именно ты мучаешься? (Опиши мне процесс: это физическая боль в каком-то месте, это бессонница, потеря веса, прекращение ухода за собой… последовательность каких событий ты называешь словом “мучиться”?)

Детали

Слово — это замочек, который висит на двери, а дверь ведет в комнату, где хранится множество значений слова. Вопрос, который вы задаете — ключ к этим значениям. В большинстве своем люди просто любуются замками, их формой, цветом, весом. Очень редко кто умеет снять замок и пройти в помещение. Так что учитесь — жизнь станет намного интереснее.

 

Внимание, шэо!

Открыта запись в онлайн-группу 
шэо-паркура по изучению НЛП.
Смотрите информацию и записывайтесь.
(Возможно самостоятельное обучение.)

 

Резюме

Хотите научиться выяснять информацию? Тогда научитесь слышать структуру речи — не только содержание (“что”), но и “КАК”.

Я написал о том, что слова бывают шире фактов. Если вы это понимаете (раз!), умеете выделять в речи собеседника существительные и глаголы (два!), определять степень их конкретизации (три!) и задавать уточняющие вопросы (четыре!) — могу вас уверить, вы сделали очень хороший шаг в своем развитии. Вы можете уточнять информацию — и вы, конечно, при желании, можете использовать механизм “точно — обобщенно” в собственной речи.

Описанный навык хорош не только этим. Самое ценное — он позволяет (когда вы изучите метамодель целиком) получить достаточно надежной информации для того, чтобы, используя консультационную модель SCORE, помогать себе и людям быть счастливее. Собственно, для того и создавались инструменты, которые мы изучаем.

Вопросы задавайте в комментариях, а учитесь в шэо-паркуре «101% коммуникации».

Опрос

Используете ли вы обобщения сознательно, когда хотите скрыть что-то от партнера?

Загрузка ... Загрузка ...